ВНИМАНИЕ ! Вся актуальная информация на новом сайте Педиатрического университета WWW.GPMU.ORG

Онкология сегодня – это не приговор!

В феврале сразу два значимых для онкологов Университета дня: 4 февраля отмечался Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями, а 15 февраля — Международный день детей больных раком. Онкология — всегда страшный диагноз, но сегодня это вовсе не приговор. О том, чем занимается современный врач-­онколог, какие исследования в области детской онкологии проводятся и в какие «страшные» мифы, связанные с «раком», не стоит верить рассказал заведующий учебной частью и ассистент кафедры онкологии, детской онкологии и лучевой терапии Педиатрического университета Глеб Кондратьев.

??????????????????????

Кто такой врач­-онколог?
Онколог — это специалист, который диагностирует и лечит доброкачественные и злокачественные опухоли, а детский врач­онколог — это мультипедиатр, потому что он не только занимается диагностикой и лечением новообразований у детей, но и решает вопросы с лечением сопутствующих заболеваний, возникающих у ребёнка. Эта специальность требует серьезной подготовки и постоянного повышения квалификации. У нас одна из уникальнейших и ведущих кафедр в стране по подготовке онкологов и особенно детских онкологов. Обучение проводится для студентов различных факультетов и курсов нашего Университета по онкологии, детской онкологии и лучевой терапии, также по онкологии по программам интернатуры, ординатуры и аспирантуры по детской онкологии в ординатуре, обучение врачей по программам повышения квалификации и переподготовки специалистов. Уникальность ещё и в том, что в стране немного учреждений, где готовят детских онкологов.

Есть ли какие-­то различия между детской и взрослой онкологией?
Различия принципиальные. Онкологи занимаются диагностикой и лечением взрослых и в основном лечат «рак» — эпителиальную опухоль. Детские онкологи практически не встречаются с «раком» в его привычном для людей понимании. Маленькие пациенты заболевают чаще всего врожденными эмбриональными опухолями, отличающимися и по своей биологии, и по развитию от тех, что встречаются у взрослых. Прежде всего, у детей опухоли характеризуются очень быстрым, стремительным развитием, поэтому мы часто сталкиваемся с системным распространением злокачественного процесса. Очень важно, чтобы ребёнок был госпитализирован в специализированное детское онкологическое отделение как можно раньше.

Какие предпосылки к появлению опухолей есть у детей?
Мы говорим о том, что злокачественные новообразования — это болезнь генов, но насколько реализуется этот фактор? К хромосомным поломкам в клетке может приводить множество причин. Это физические, химические факторы и условия внешней среды, всевозможные инфекционные агенты. Например, в развитии опухолей лимфопролиферативной системы одну из ролей играет вирус Эпштейна­Барр.
Нельзя сказать, что в появлении опухолей виноваты только гены, они являются предрасполагающим фактором, а не определяющим. Поэтому, как говорят некоторые генетики: «Лучше иметь хорошую окружающую среду и вести здоровый образ жизни, чем иметь «хорошие» гены». Плохая генетика не всегда приводит к развитию опухоли, а вот плохая среда, питание и экология, образ жизни, ионизирующее излучение, курение и алкоголизм родителей — могут быть более существенны. Среди наиболее часто встречающихся злокачественных новообразований у детей мы отмечаем острый лимфобластный лейкоз, часто маскирующийся под различные инфекционные и системные заболевания. На втором месте опухоли центральной нервной системы, и на третьем — злокачественные лимфомы. Стоит также внимательно относиться к детям с врожденными особенностями (пороками) развития. Так, например, все врожденные аномалии развития мочеполовой системы у детей являются фактором риска в развитии опухоли почки (опухоли Вилмса). Главным правилом будет выполнение УЗИ брюшной полости всем детям в возрасте 3–6 месяцев, а детям из группы риска его нужно повторить в годовалом возрасте.

У какого процента детей в Петербурге диагностируют опухоли?
В Санкт­Петербурге опухоли диагностируются у 16–19 детей на 100 000, в абсолютных цифрах — это 120–140 впервые поставленных выявленных злокачественных новообразований за год. К сожалению, отмечается тенденция к увеличению этого показателя.

Можно ли как­то предупредить и выявить болезнь?
Есть целое направление в детской онкологии — ранняя диагностика и онкологическая настороженность. Однако в последнее время из последипломной подготовки педиатров и хирургов циклы по детской онкологии исключены, в студенческой программе обучение очень краткое. А недостаточная осведомленность специалистов об онкозаболеваниях может привести к трагичным последствиям. По данным главного детского онколога страны, мы можем говорить о 70–75% случаев, когда дети поступают в клиники уже с III–IV стадией опухолевого процесса. Эти стадии удаётся вылечить с большим трудом, хотя иногда мы бессильны. Вдобавок, последствия от лечения поздних стадий гораздо тяжелее и финансовые затраты колоссальны.
Согласно статистике, детская онкология стала сегодня намного эффективнее, и мы можем говорить, что около 80% случаев может быть вылечено вне зависимости от стадии. В настоящее время мы ставим пред собой задачу не только вылечить, но и максимально повысить качество жизни ребёнка во время и после лечения. И это не только медицинская реабилитация, психосоциальные аспекты, но и репродуктивное здоровье ребёнка. Нам необходимо исцеленного ребёнка вернуть в ту среду, из которой болезнь его изъяла. Острый лимфобластный лейкоз, к примеру, лечится два года. И всё это время ребёнок не ходит в школу или детский сад, постоянно принимает химиопрепарты, находится в стационаре и редко выписывается домой. Здесь очень много психотравмирующих факторов, и мы, в том числе, занимаемся их предупреждением. Я уже не говорю о том, что мы стараемся не выполнять калечащих операций, стараемся начинать реабилитацию как можно раньше, занимаемся лечебным питанием и современной сопроводительной терапией. Мы не раз видели случаи, когда ребёнок с опухолью ЦНС начинал реабилитироваться очень рано, и это давало ошеломительные результаты.

Что делается в Педиатрическом университете по детской онкологии?
Наша кафедра собрала ведущих специалис­тов страны, причем не только по детской, но и по взрослой онкологии. Заведует кафедрой д.м.н., профессор Маргарита Борисовна Белогурова, являющаяся ведущим экспертом страны по лечению злокачественных ново­образований у детей. Мы участвуем в специа­лизированных исследованиях по обнаружению опухолей у детей, находящихся в Клинике СПбГПМУ. В Клинической больнице СПбГПМУ осуществляется высококвалифицированное консультирование по вопросам детской онкологии. Также в Университете выполняется часть операций онкологического профиля.

Какие исследования проводятся на кафедре по детской онкологии?
Исследования посвящены отсроченным последствиям специфического противоопухолевого лечения, исследованию ототоксичности и кардиотоксичности химиотерапии у детей. Изучаются вопросы репродуктивного здоровья детей и подростков, перенёсших противоопухолевую терапию. Также в сфере интересов у сотрудников кафедры изучение современных тенденций при диагностике и лечении опухоли Вилмса, лимфом, опухолей ЦНС и остеогенной саркомы. Одно из направлений — это оценка позитронно-эмиссионной томографии у детей при различных опухолях. Конечно, ведется работа и на одной из наших баз в НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, где глубоко изучают лимфому Ходжкина. По взрослым направлениям есть серьезные исследования в онкогинекологии, онкомаммологии, онкоурологии, лечении рака лёгкого, а также опухолей кожи. Изучаются современные методы лечения меланомы и используются инновационные технологии. Мы внедряем в практику современные лечебные программы, протоколы. Часть этих протоколов — зарубежная, небольшая часть — наша и, что особенно приятно, в разработке протокола по лечению неходжкинских лимфом одну из ведущих ролей играет профессор Маргарита Борисовна Белогурова. Это, программа, по которой лечит вся страна. Это признание всего медицинского сообщества. Практически все наши сотрудники входят в национальное общество детских онкологов и гематологов РФ.

Сегодня мы часто слышим о лечении детей, больных раком, за границей. Неужели это действительно так необходимо?
Иногда это действительно нужно, особенно когда мы сталкиваемся со случаями необходимости применения технологий, которых нет в нашей стране, но отечественные специалисты о них знают. Зачастую зарубежное лечение оправдано, но иногда и нет. Связано это с тем, что в маленьких благотворительных фондах, которые собирают средства, нет медицинского эксперта, который точно мог бы сказать, нужна ли помощь ребенку в заграничной клинике или в этом нет необходимости. В Педиатрическом университете, на нашей кафедре, все специалисты стажировались за границей в Европе, в США, имеют соответствующий опыт и высочайшую квалификацию и могут оказать необходимые консультации по данному вопросу.

Как родителям нужно себя вести и к чему присматриваться, чтобы не упустить болезнь?
Прежде всего, внимательно относиться к своему ребенку. Лучше родителей никто не знает и не чувствует ребенка. Нужно следить за поведением ребенка, за его самочувствием, проходить своевременную диспансеризацию. Родителям необходимо взаимодействовать с педиатром, доверять врачу и обращаться к нему при первых изменениях в поведении или самочувствии у ребёнка. От этих совместных действий зависит раннее выявление опухоли. Необходимо следить за результатами анализа крови при инфекционных заболеваниях. Опухоли ЦНС, например, связаны с изменением поведения ребёнка, плаксивостью, перепадами настроения, головными болями, утренней рвотой. Это прямые показания для обследования. Любые припухлости, объёмные образования в любой области — повод к экстренному направлению к онкологу. Необходимо помнить о группах риска: при врожденных аномалиях развития повышается вероятность развития предопухолевых процессов пораженного органа. Также важна правильная тактика обследования при болях в конечностях с использованием рентген­технологий. Ведь рентгенологическое обследование необходимо во всех случаях триады симптомов — боль, нарушение функции конечности и отек (опухлость). Родителям важно помнить и о том, что если у ребёнка увеличились лимфоузлы — это повод обратиться к врачу безотлагательно. Если ребёнок похудел, ослаб, у него отмечаются подъемы температуры, потливость — это также возможные симптомы опухоли.

Тяжело ли лечить детей? Ведь зачастую мы сталкиваемся с тем, что онкология – это страшный приговор…
Очень важно, чтобы в обществе было сформировано понимание, что злокачественный процесс у детей — это не приговор. Что касается тяжести, то медицина, в принципе, — не самое простое служение, но врач должен справляться со своей работой, конечно, вкладывая всю душу и весь профессионализм. В подготовке детских онкологов отводится особая роль получению навыков общения с пациентом разного возраста и его родителями. Это очень важно, поскольку маленькие дети могут не осознавать болезнь, а подростки, наоборот, все прекрасно понимают, задают очень конкретные вопросы, находятся в социальных сетях и общаются с теми, кто болеет теми же заболеваниями по всей стране. Часто приходится развеивать мифы, очень распространенные в Интернете. Обычно пациентами прочитывается устаревшая информация и статьи, в которых пишут, что лечение той или иной опухоли крайне затруднительно и даже бесперспективно. А пессимистичный настрой пациента и его родственников существенно вредит борьбе с опухолью. К слову, в 1990­х годах процент ремиссий опухолевых заболеваний у детей в Ленинграде составлял 10–15%. Сейчас, по сути, совершена революция, и совершена она, в том числе, и при участии нашей кафедры. Наши коллеги одними из первых выезжали в Германию, США и перенимали опыт, который использовали здесь и, проходя тернистый путь, добивались успеха.